Регистрация

 Вход



Моэм Сомерсет

Писатель, Уильям Сомерсет Моэм, родился 25 января 1874 года в Париже. Отец писателя был совладельцем адвокатской фирмы и юридическим атташе посольства Великобритании. Мать, известная красавица, держала салон, привлекавший многих знаменитостей из мира искусства и политики. В романе "Подводя итоги" Моэм говорит о родителях: "Она была на редкость красивая женщина, а он - на редкость некрасивый мужчина. Мне рассказывали, что в Париже их прозвали Красавица и Чудовище". Родители тщательно продумали появление Моэма на свет. Во Франции готовился закон, согласно которому все юноши, родившиеся на территории этой страны, подлежали обязательному призыву в армию по достижении совершеннолетия. Невозможно было допустить и мысли, что их сын, англичанин по крови, через пару десятков лет будет сражаться на стороне французов против своих соотечественников. Избежать этого можно было одним путем – рождение ребенка на территории посольства, что юридически означает – рождение на территории Англии. В семье Сомерсетов Уильям был четвертым ребенком. В детстве мальчик говорил только по-французски, английский же он стал учить только после того, как внезапно осиротел. Когда Моэму только исполнилось восемь лет, в феврале 1882 года, умирает мать Моэма, от чахотки. А два года спустя уходит из жизни отец, из-за рака желудка. Горничная матери стала няней Уильяма; мальчик очень тяжело переживал смерть родителей. В английском городе Уитстейбл, в графстве Кент, проживал родной дядя Уильяма, Генри Моэм, приходской священник, который и приютил мальчика. Это было не самое лучшее время в жизни юного Моэма. Его дядя оказался достаточно черствым человеком. Мальчику трудно было наладить отношение с новыми родственниками, т.к. он не владел английской речью. Постоянные стрессы в доме родственников-пуритан вызвали у Уильяма болезнь: он начал заикаться, и это сохранилось у Моэма на всю жизнь. Моэм о себе: "Я был мал ростом; вынослив, но не силен физически; я заикался, был застенчив и слаб здоровьем. У меня не было склонности к спорту, который занимает столь важное место в жизни англичан; и - то ли по одной из этих причин, то ли от рождения - я инстинктивно сторонился людей, что мешало мне с ними сходиться". Королевская школа в Кентербери, в которой учился Уильям, тоже стала испытанием для юного Моэма: его постоянно дразнили за плохой английский и низкорослость, унаследованную от отца. Об этих годах его жизни читатель может составить представление по двум романам – "Бремя страстей человеческих" (1915) и "Пироги и пиво, или Скелет в шкафу" (1929). Переезд в Германию с поступлением в Гейдельбергский университет, было для Моэма бегством от нелегкой жизни в Кентербери. В университете Моэм начинает изучать литературу и философию. Здесь же он совершенствует свой английский язык. Именно в Гейдельбергском университете Моэм написал свое первое сочинение – биографию немецкого композитора Меербера. Но рукопись была отвергнута издателем, и разочарованный Моэм решает сжечь ее. Моэму тогда шел 17-й год. По настоянию дяди Сомерсет возвращается в Англию и устраивается работать бухгалтером, но после месяца работы юноша увольняется и уезжает обратно в Уитстейбл. Карьера в церковной сфере тоже была недостижима Уильяму - из-за дефекта речи. Поэтому будущий писатель решил всецело отдаться учебе и своему призванию – литературе. В 1892 году Сомерсет поступил в медицинскую школу, при больнице Св. Фомы в Лондоне. Он продолжал учиться, а ночами работал над своими новыми творениями. В 1897 г. Моэм получил диплом терапевта и хирурга; работал в больнице святого Фомы в бедном квартале Лондона. Этот опыт писатель отразил в своем первом романе «Лиза из Ламбета» (1897). Книга пользовалась популярностью среди экспертов и общественности, а первые тиражи были распроданы в течение нескольких недель. Этого было достаточно, чтобы убедить Моэма оставить медицину и стать писателем. В 1903 году Моэм написал первую пьесу «Человек чести», позже были написаны еще пять пьес – «Леди Фредерик» (1907), «Джек Строу» (1908), «Смит» (1909), «Дворянство» (1910), «Хлеба и рыбы» (1911), которые были поставлены в Лондоне, а затем в Нью-Йорке. К 1914 году Сомерсет Моэм благодаря своим пьесам и романам был уже достаточно известным человеком. Нравственная и эстетическая критика мира буржуа почти во всех произведениях Моэма – это очень тонкое, едко-ироническое развенчание снобизма, опирающееся на тщательный отбор характерных словечек, жестов, черт внешнего облика и психологических реакций персонажа. Когда началась Первая мировая война Моэм служил во Франции в качестве члена "Британского Красного Креста", в так называемой "Literary Ambulance Drivers", - группе из 23 известных писателей. Сотрудники знаменитой британской разведки МИ-5 решают использовать известного писателя и драматурга в своих целях. Моэм согласился выполнить для разведки деликатную миссию, о которой поведал впоследствии в автобиографических записках и в сборнике "Эшенден, или Британский агент" (1928). Альфред Хичкок использовал несколько отрывков из этого текста в фильме "Секретный агент" (1936). Моэм был послан в ряд европейских стран для тайных переговоров с целью - не допустить их выхода из войны. С той же целью, и еще с заданием помочь Временному правительству удержаться у власти, он прибыл в Россию после Февральской революции. Не без изрядной доли самоиронии, Моэм, уже в конце своего пути, писал о том, что миссия сия была неблагодарной и заведомо обреченной, а сам он – никудышный "миссионер". Дальнейший путь специального агента лежал в США. Там литератор познакомился с человеком, любовь к которому писатель пронес через всю свою жизнь. Этим человеком был Фредерик Джеральд Хэкстон – американец, родившийся в Сан-Франциско, но выросший в Англии, который впоследствии стал его личным секретарем и любовником. Моэм был бисексуален. Писатель, Биверли Николе, один из его старых друзей, свидетельствует: "Моэм не был "чистым" гомосексуалистом. У него, конечно же, были любовные связи и с женщинами, и не было никаких признаков женского поведения или женских манер". Моэм: "Пусть те, кому я нравлюсь, принимают меня как есть, а остальные не принимают вовсе". У Моэма были любовные связи с известными женщинами – с Вайлет Хант, известной феминисткой, редактором журнала "Свободная женщина"; с Сашей Кропоткиной, дочерью Петра Кропоткина, известного русского анархиста, который жил в это время в ссылке в Лондоне. Но важную роль в жизни Моэма сыграли только две женщины. Первой была Этельвин Джоунз, дочь известного драматурга, больше известная под именем Сью Джоунз. Моэм очень любил ее. Он называл ее Роузи, и именно под этим именем она вошла в качестве одного из персонажей в его роман "Пироги и пиво". Когда Моэм познакомился с ней, она недавно развелась с мужем и была уже довольна популярной актрисой. Он сначала не хотел на ней жениться, а когда сделал ей предложение, был ошеломлен - она отказала ему. Оказалось, что Сью уже была беременна от другого мужчины, сына графа Энтрима. Вскоре она вышла за него замуж. Другой женщиной писателя была Сайри Барнардо Уэллкам; ее отец был широко известен тем, что основал целую сеть приютов для бездомных детей. Моэм познакомился с ней в 1911 году. У Сайри уже был опыт неудачной семейной жизни. Через какое-то время Сайри и Моэм уже были неразлучны. У них родилась дочь, которую они назвали Элизабет. Муж Сайри узнал о ее связи с Моэмом и подал документы на развод. Сайри предприняла попытку самоубийства, но осталась жива. Когда Сайри развелась, Моэм сделал то, что считал единственным правильным выходом из создавшегося положения: он женился на ней. Сайри на самом деле любила Моэма, а он довольно быстро охладел к ней. В одном из своих писем он написал: "Я женился на тебе, потому что думал, что это единственное, что я могу сделать для тебя и для Элизабет, чтобы дать вам счастье и обеспеченность. Я же женился на тебе не из-за того, что так уж сильно любил тебя, и ты об этом прекрасно знаешь". Вскоре Моэм и Сайри стали жить отдельно. Она сделалась известным художником по интерьерам. Через несколько лет Сайри подала на развод, и получила его в 1929 году. Моэм: "Я любил немало женщин, но ни разу не познал блаженства взаимной любви". На протяжении всего этого времени Моэм не прекращал писать. Настоящим прорывом стал почти автобиографический роман "О человеческом рабстве" (русский перевод "Бремя страстей человеческих ", 1915), который считается лучшим произведением Моэма. Первоначальное название книги "Красота вместо пепла" (цитата из пророка Исаии) ранее кем-то использовалось и поэтому было заменено. "О человеческом рабстве" - название одной из глав "Этики" Спинозы. Первоначально роман получил неблагоприятные отзывы критиков как в Америке, так и в Англии. Лишь влиятельный критик и писатель, Теодор Драйзер, оценил новый роман, назвав его гениальной вещью и даже сравнив его с симфонией Бетховена. Это резюме подняло книгу до небывалых высот – с тех пор этот роман печатается без перерывов. Тесная взаимосвязь между вымышленным и невымышленным стала товарным знаком Моэма. Чуть позже, в 1938 году, он признавался: "Реальность и вымысел настолько перемешались в моей работе, что сейчас, оглядываясь назад, я вряд ли смогу отличить одно от другого". В 1916 году Моэм совершает путешествие в Полинезию, чтобы собрать материал для своего будущего романа "Луна и грош" (1919), основанного на биографии Поля Гогена. "Я нашел и красоту, и романтику, но, кроме того, нашел нечто такое, на что и не рассчитывал: нового себя". Эти путешествия должны были навсегда утвердить писателя в народном воображении как летописца последних дней колониализма в Индии, Юго-Восточной Азии, Китае и Тихом океане. В 1922 году Моэм появился на китайском телевидении благодаря своей книге с 58 мини-рассказами, собранными во время путешествия в 1920 году через Китай и Гонконг. Сомерсет Моэм ни разу, даже будучи уже признанным мастером, не позволял себе представить на суд публики "сырую" или, по каким-то причинам, не удовлетворяющую его вещь. Он жестко следовал реалистическим принципам композиции и построения характера, которые полагал наиболее отвечающими складу своего дарования: "Сюжет, который автор рассказывает, должен быть ясным и убедительным; он должен иметь начало, середину и конец, причем конец должен естественным образом вытекать из начала... Так же как поведение и речь персонажа должны вытекать из его характера". В двадцатые годы Моэм продолжает успешную карьеру драматурга. Его пьесы, среди которых "Круг" (1921) – сатира на общество, "Наше лучшее" (1923) – об американцах в Европе, и "Постоянная жена" (1927) – о жене, которая мстит неверному мужу, и «Шеппи» (1933) – ставили в Европе и США. Вилла в Кап-Ферра на Французской Ривьере была приобретена Моэмом в 1928 году и стала одним из великих литературных и социальных салонов, а так же жилищем на всю оставшуюся жизнь писателя. У писателя иногда гостили Уинстон Черчилль, Герберт Уэллс, изредка сюда «попадали» и советские писатели. Его творчество продолжало пополняться пьесами, рассказами, романами, очерками и путевыми книгами. К 1940 году Сомерсет Моэм уже стал одним из самых известных и богатых писателей английской художественной литературы. Моэм не скрывал того факта, что пишет "ни ради денег, а для того, чтобы избавиться от преследующих его воображение замыслов, характеров, типов, но, при этом, отнюдь не возражает, если творчество обеспечивает ему, помимо прочего, еще и возможность писать то, что он хочет, и быть самому себе хозяином". В 1944 году выходит роман Моэма "Острие бритвы". Большую часть Второй мировой войны, Моэм, которому уже было за шестьдесят, находился в США – сначала в Голливуде, где много работал над сценариями, внося в них поправки, а позже – на Юге. Его давний соратник и любовник, Джеральд Хэкстон, умер в 1944 году; после чего Моэм переехал в Англию, а затем, в 1946 году, на свою виллу во Франции, где он жил в перерывах между частыми и длительными путешествиями. После потери Хэкстона Моэм возобновляет свои интимные отношения с Аланом Сирлом, добрым молодым человеком из трущоб Лондона. Впервые Моэм познакомился с ним еще в 1928 году, когда тот работал в благотворительной организации при больнице. Алан становится новым секретарем писателя. Сирл обожал Моэма, а Уильям испытывал к нему только теплые чувства. В 1962 году Моэм официально усыновил Алана Сирла, лишив права на наследование свою дочь Элизабет, поскольку до него дошли слухи о том, что она собиралась ограничить его права на собственность через суд, по причине его неправоспособности. Элизабет через суд добилась признания своего права на наследство, и усыновление Моэмом Сирла стало недействительным. В 1947 году писатель утвердил "Премию Сомерсета Моэма", которая присуждалась лучшим английским писателям в возрасте до тридцати пяти. Моэм отказался от путешествий, когда почувствовал, что они больше ничего не могут ему дать. "Дальше меняться мне было некуда. Спесь культуры слетела с меня. Я принимал мир таким, как он есть. Я научился терпимости. Я хотел свободы для себя и готов был предоставить ее другим". После 1948 года Моэм оставил драматургию и художественную прозу, писал эссе, по преимуществу, на литературные темы. "У художника нет никаких оснований относиться к другим людям свысока. Он дурак, если воображает, что его знания чем-то важнее, и кретин, если не умеет подойти к каждому человеку, как к равному". Это и другие подобные высказывания в книге "Подводя итоги" (1938), позднее прозвучавшие и в таких сочинениях эссеистско-автобиографического плана, как "Записная книжка писателя" (1949) и "Точки зрения" (1958), могли взбесить самодовольных "жрецов изящного", кичащихся своей принадлежностью к числу избранных и посвященных. Последняя прижизненная публикация творчества Моэма, автобиографические заметки "Взгляд в прошлое", печаталась осенью 1962 г. на страницах лондонской "Санди экспресс". Сомерсет Моэм скончался 15 декабря 1965 года на 92-м году жизни во французском городке Сен-Жан-Кап-Ферра, близ Ниццы, от пневмонии. По французским законам пациентов, умерших в больнице, полагалось подвергать вскрытию, но писателя отвезли домой, и 16 декабря официально сообщили, что он скончался дома, в своей вилле, которая и стала его последним пристанищем. Могилы как таковой у писателя нет, поскольку его прах был развеян под стеной Библиотеки Моэма, при Королевской школе в Кентербери. Можно сказать, так его увековечили, воссоединив навсегда с делом всей своей жизни. В его лучших книгах, выдержавших испытанием временем и обеспечивших ему место в ряду классиков английской литературы XX века, ставятся большие, общечеловеческого и общефилософского плана, проблемы.

Без серии
Шесть рассказов, написанных от первого лица
Нечто человеческое
Рождественские каникулы
На вилле
Узорный покров
Малый уголок
Театр
Луна и грош
Лиза из Ламбета
Дождь
Бремя страстей человеческих
Миссис Креддок
Открытая возможность (сборник)
Пироги и пиво, или скелет в шкафу
На окраине империи
Карусель
Игрушки судьбы
Непокоренная
По тому же рецепту
Каталина
Человек, у которого была совесть
Шесть рассказов, написанных от первого лица
Маг
Острие бритвы